Души убитых,
     сожженных, повешенных,
Вы с Родиной кровью
     невинной повязаны.
Мирные жертвы
     фашистов и бешенных,
Сердца наши вечно
     Вас помнить обязаны.

«Монумента в память о геноциде советского мирного населения в годы Второй мировой войны»,


Адрес: 109029, г, Москва, ул. М. Калитниковская, д. 47А, корп. 1
Тел. (495) 911-14-52
Тел. (916) 538-68-60

Фонд содействия созданию народного

Книга "Никто не забыт?"

Автор: Гришин Владимир Иванович

Никто не забыт?

 

Эти сакральные слова действуют завораживающе на эмоционального человека, подобно звучанию метронома в осаждённом Ленинграде. Даже сейчас, после многолетнего их привычного повторения, по телу прокатывается напряжённая истома и невольно вытягиваешься в положение смирно, когда слышишь этот святой рефрен в торжественной обстановке. До сих пор каждый раз хочется отдать частичку себя, чтобы сохранить память о людях, павших за наше счастье жить!

Становится невероятно больно на душе, когда вдруг неожиданно возникает перед тобой вроде бы человек, произносящий ту же фразу, но совершенно равнодушный к тому, что она на деле так и остаётся пустым звуком. Порою отказываешься верить в реальность происходящего, думаешь, что таких подонков не может быть среди нас. Хотя уже не раз, к сожалению, приходилось убеждаться в обмане светлых чувств, когда вскоре после адекватной реакции души под воздействием заверений ответственных людей даже от имени государства, неожиданно выяснялось их бесконечно безразличное отношение к памяти героических предков.

Первым подобным удивлением для меня и моих друзей стало известие в конце 90-х годов о находке скромных одинаковых, практически не посещаемых могилок на Кузьминском кладбище в Москве. Их случайно обнаружил один из членов экипажа атомной лодки К–19 – первого советского стратегического подводного крейсера – ракетоносца, сослуживцы которого как раз оказались в них захороненными. Об этом с его слов в 1996 году в «Российской газете» написал очерк под названием «Из бездны взываем» писатель Н. Черкашин. Оказалось, что эти люди спасли ценой своей жизни, может быть, даже весь мир от гибели. По крайней мере, предотвратили колоссальной силы атомную реакцию, которая не просто катастрофически подпортила бы экологию нашей планеты, но могла бы стать и случайным сигналом для начала атомной войны. Это случилось 4 июля 1961 года, когда подводная лодка находилась в Датском проливе Баренцева моря на военных учениях. Неожиданно приборы показали, что ушла охлаждающая вода из кормового реактора. Каждому специалисту было ясно, что очень скоро произойдёт расплавление урановых стержней, а затем последует ядерный взрыв, значительно превосходящий по мощности бомбардировку Хиросимы. Последствия его трудно было предсказать. Для ликвидации угрозы требовалось с помощью сварки восстановить схему охлаждения, смонтировав её в отсеке с тройной смертельной нормой радиации.

Вызвались идти на смерть восемь добровольцев, имена которых и до сих пор у нас в стране мало кто знает. Практически всем им было восемнадцать, максимум девятнадцать лет. После ликвидации поломки быстро началось ухудшения их состояния, и довезти их до берега живыми не удалось. Главстаршину Б. Рыжикова, старшин Ю. Ордочкина и Е. Кашенкова а также матросов С. Пенькова и Н. Савкина доставили в Москву и сразу тайно захоронили в Кузьминках, не сообщив об этом даже родственникам. Ещё два подводника: капитан – лейтенант Ю. Повстьев и лейтенант Б. Корчилов упокоились также под большим секретом на Красненьком кладбище в Ленинград. Матрос В. Харитонов нашёл свою последнюю гавань в городе Зеленогорске под Ленинградом.

Тайна сохранялась более 35 лет. Лишь после прочтения статьи Н. Черкашина, генеральный директор АО «Мосэнерго» Н.И. Серебрянников, недавно схоронивший невдалеке от этого места свою маму, посетил захоронения. Пытливый по характеру, Нестор Иванович не ограничился случайным визитом, а сумел докопаться до сути, в результате чего 13 ноября 1996 года в «Российской газете» появилась небольшая заметка о решении правления энергосистемы взять шефство над могилами моряков, каждый год в день случившейся трагедии торжественно возлагать на них венки, и соорудить достойный памятник на месте их погребения. Первый заместитель ГК ВМФ России адмирал И. Касатонов прислал в адрес «Мосэнерго» письмо, в котором благодарил энергетиков за их гуманный и благородный поступок. Особенно трогательное послание поступило от ветеранов подразделения особого риска, членов команды подводной лодки К-19. Моряки писали: «…За 35 лет после постигшей экипаж и подводную лодку трагедии, вы откликнулись первыми. Родители, родные и близкие погибших моряков до сих пор не знают место захоронения своих детей…»

Для проведения сложной созидательной работы в коллективе ОАО «Мосэнерго» была создана рабочая группа во главе с заместителем генерального директора Ю.Н. Вавиловым. Особенно усложнялась их деятельность в связи с тем, что 90-е годы проходили в сложнейших финансовых условиях, вызванных шоковой терапией. В то же время только список необходимых материалов для сооружения мемориала занял два листа убористого текста. Деньги собирали с помощью объявлений в газетах Московского региона, филиалов компании. Мы, коллеги и друзья Юрия Николаевича, также были увлечены этим историческим движением, помогали ему, как могли, но, в основном, морально. В конце концов, трудности удалось преодолеть, и 4 июля 1998 года состоялось торжественное открытие монумента, который достойно увековечил подвиг североморских подводников.

Самое большое удовлетворение от массы осуществлённых дел, по воспоминаниям Ю. Вавилова, он получил от того, что удачно был найден творческий коллектив авторов, создавших памятник. Его возглавил скульптор Алексей Григорьевич Постол, до этого уже руководивший возведением великолепных памятных мемориалов, в том числе посвящённых подвигу «28 героев – панфиловцев» у разъезда Дубосеково и «Героям битвы под Москвой» в Яхроме Московской области. Вместе с архитектором Михаилом Алексеевичем Панкратовым им удалось решить сложную задачу – средствами скульптуры и архитектуры «рассказать» об атомной трагедии 1961 года.

Силуэт подводной лодки (Фото 1) объединяет шесть каменных надгробий. По верху корпуса расположена надпись: «Героям-подводникам первой ракетной атомной лодки К-19, первопроходцам ядерного флота России». В центральной части лодки возвышается высокая рубка с двумя барельефами моряков. Один из них приваривает трубки к корпусу реактора, а другой держит в руке символическое атомное ядро с электронами. Фон, заполняющий рубку, создали учёные МГУ в виде компьютерной развёртки радиационного поля. Над рубкой возвышается крест, и она издали похожа на часовню.

Всего в создании памятника активно работало вместе с авторами около 100 человек. Из них 26 участников, в том числе и Ю. Вавилов, были награждены Международным комитетом борьбы за мир и экологическую безопасность на морях и океанах при ООН – «Мир Океанам», памятными медалями командующего ВМФ адмирала Флота Н.Г. Кузнецова и командующего Северным Морским Флотом адмирала А.Г. Головко.

Вроде бы можно было быть довольными. И всё-таки душу не покидает чувство неудовлетворения. У Советской власти были малопонятные необоснованные действия. Например, иногда она заставляла осведомлённых лиц прятать от мира допущенные промахи вроде бы для того, чтобы не уронить достоинство страны. Однако часто, подобные неуклюжие попытки скрыть известные всем факты, заканчивались ещё более позорными разоблачениями. К счастью, их было немного. К ним, я считаю, следует отнести и то, что спасители К-19, а, может быть, и всего мира, были похоронены недостойным тайным образом, но, самое главное, что они до сих пор не удостоены высочайших званий Героев Советского Союза. Говорят, что такое предложение отклонил Н. С. Хрущёв, вроде бы заявив, что за аварии мы такие высокие награды не даём. Но причём здесь классификация причин катастрофы и беспрецедентный поступок восемнадцатилетних морячков, никакого отношения к происхождению её не имевших, но своими телами защитивших человечество от смертельной опасности. Я думаю, что общественность вновь должна вернуться к этому награждению. Об их подвиге пока даже не представлены документы в наших известных музеях. Экипаж сам, с помощью руководства завода «Кристалл», создал небольшой музей на территории предприятия в память о своих погибших товарищах. Сейчас завод перешёл к другому хозяину, директор уволился и музей закрыли. Подводникам обещают подобрать соответствующее помещение, но и здесь нужна помощь со стороны патриотов России.

Естественно, Юрий Николаевич, как руководитель одного из крупнейших объединений страны, не имел возможности целиком уйти с головой в проблемы своей любимой К-19. Параллельно приходилось решать и воплощать в жизнь тысячи мелких и масштабных проблем. И всё-таки было дело, которому он сам отдавал без остатка всю свою широкую душу. Такой главной целью его жизни стало создание «Музеев славы» на электростанциях и в сетевых предприятиях многотысячного коллектива «Мосэнерго». Особенно удачным получился центральный музей энергосистемы, созданный на базе исторического дома, где жил и разрабатывал со товарищами великий план ГОЭЛРО выдающийся учёный Г. М. Кржижановский. На втором этаже трёхэтажно домика на улице Садовничей сохранились подлинные вещи и обстановка того сложного времени. Многократно бывал в этой квартире В.И. Ленин, который уделял громадное внимание электрификации страны. Сохранился телефон, который напрямую связывал учёного с Кремлём. На первом этаже здания удалось создать интересную выставку о славной истории Московской энергосистемы - лидера советской энергетики. Были представлены многочисленные материалы о научных достижениях, позволявших быстрыми темпами развивать всю жизненоважную отрасль СССР. На третьем этаже демонстрировались краткие истории важнейших предприятий энергообъединения, рассказы об их достижениях, о передовиках производства, новаторах, заслуженных руководителях, трудовых победах, за которые «Мосэнерго» было удостоено «Ордена Ленина».

«Музеи славы» на местах стали своеобразными торжественными храмами, где молодые работники давали клятву на достойное служение своим предприятиям, своей замечательной профессии, несущей людям свет и тепло, обещали продолжить славный путь своих предшественников. На них нередко присутствовали ученики подшефных школ, приобщавшихся таким образом к сложной, но прекрасной, благодатной профессии. Центральный музей посещали отдельные экскурсии, особенно школьники, хотя он не был для них достаточно подготовлен и поэтому особенно себя не рекламировал.

Шли годы, и жизнь заставила Ю.Вавилова, как и нас, его коллег, уйти на отдых. Но покой нам только снился. Большинство из нас трудилось на руководящих работах, и с переходом на пенсию вошло в состав Совета ветеранов энергосистемы, который возглавил неутомимый Юрий Николаевич. Нашей головной болью стала всемерная помощь по созданию и улучшению состояния музеев на предприятиях и, особенно, по превращению в действительно государственную экспозицию музея – квартиры Г.М. Кржижановского, с выставками, демонстрирующими славную историю развития «Мосэнерго» и отечественной энергетики, особенно в результате выполнения рождённого в этих стенах первого в истории человечества плана преобразования громадной страны. Был разработан подробный проект расширения музея, пополнения его экспонатами. Совет ветеранов развил бурную деятельность по его реализации. Самая большая работа, которую возглавил историк – профессионал Г. Андреев, велась в масштабном архиве энергосистемы. Особенно много интересного удалось найти в документах, связанных с войной. В том числе была открыта золотая жила, давшая начало неизвестной до тех пор теме об энергозащите столицы.

И вдруг в один день всё остановилось, словно было отключено напряжение от работающей установки. Причина оказалась гораздо глубже и масштабнее, как всё, что связано с деятельностью «великого» реформатора и такого же энергетика А. Чубайса. Как его угораздило не только разорвать на части естественного, как скала, монополиста – нашу отрасль, но и распродать отдельные её несамодостаточные куски далёким от энергетики, но богатеньким хозяевам, история когда-нибудь разберётся и воздаст ему должное. Но России от этого уже лучше не станет. Такой разбой случился и с генерирующей частью «Мосэнерго», которая попала в структуру «Газпрома», мало знакомого с его историей и традициями, не говоря о технологии, но имеющего очень алчные руки.

С тех пор много воды утекло. «Газпром» порвал всякие прежние обязательства, в том числе перед ветеранами. Ушёл в другую компанию Ю. Вавилов. Но он не изменил своим личным долгам, и вместе с нами по-прежнему представляет энергетиков на ежегодном возложении цветов и венков к могилам подводников К-19 в день совершения подвига. На Фото 2 запечатлено его выступление на таком митинге, посвящённом 50-летию со дня трагедии. В нём приняли участие представители командования ВМФ во главе с бывшим Главкомом Героем Советского Союза адмиралом В.Н. Чернавиным. Кстати, Юрий Николаевич провёл большую работу с Советом молодёжи ОАО «МОЭСК», крупнейшим подразделением энергетиков Московского региона, и теперь они приняли решение продолжить традицию шефства над памятником.

Поставленный газовым гигантом в руководство нового «Мосэнерго» свой человек - ретивый начальник Яковлев, очень быстро разобрался с лишними, по его мнению, структурами и организациями, и решительно ликвидировал их, как класс. Во-первых, своим приказом он упразднил Совет ветеранов энергосистемы, хотя был и не прав, так как тот являлся общественной организацией и был избран ветеранами. Затем он приказал ликвидировать «Музеи славы» на электростанциях и главный из них – «Музей – квартиру Г.М. Кржижановского». Уже вскоре, вероятно, самое знаменитое в истории прошлого века здание Москвы, дом главного электрификатора страны, словно в насмешку, был отключен от электроэнергии. Мне удалось подключить к решению проблемы Совет ветеранов Минэнерго РФ, он, в свою очередь, обратились к министру энергетики Шматко, но сил у него оказалось недостаточно. Кто – то дал за здание в центре столицы больше денег, и оно перешло в руки неизвестного инвестора. Судьба его теперь не определена. По крайней мере, решать её будут не профессионалы. Мы периодически пытаемся проследить за этим процессом, но основную свою творческую энергию нам пришлось переключить на новый объект истории.

Ещё до знакомства с эпопеей К-19, Ю. Вавилов с единомышленниками с увлечением занимались раскрытием другого забытого эпизода, теперь уже из истории Великой Отечественной войны, в котором проявили героизм работники нашего родного «Мосэнерго». Поводом стала статья генерала – лейтенанта М.Ф. Иоффе в газете «Ленинское знамя» в январе 1982 года о вкладе энергетиков в оборону столицы, о чём 40 лет до этого мало кто знал. В том же году в Политбюро ЦК ВКП(б) было направлено ходатайство о награждении энергосистемы, в котором говорилось: «Особенно следует отметить участие коллектива «Мосэнерго» в выполнении боевой задачи, поставленной Государственным Комитетом Обороны (ГКО). Вместе с инженерными войсками Западного фронта энергетики создали систему мощных электрозаграждений высокого напряжения в сочетании с миновзрывными устройствами, управляемыми по радио, которые были установлены на подступах к Москве, чем в значительной степени была повышена устойчивость обороны». В результате 6 мая 1985 года РУ «Мосэнерго» было награждёно орденом Отечественной войны 1 степени, чем его трудовой подвиг был приравнен к ратному.

За последующие годы после награждения удалось узнать многое об этом неизвестном инновационном сооружении. Оказалось, что его строительство началось по Постановлению ГКО №373 от 2 августа 1941 года. Оно предписывало Наркоматам обороны и электростанций «немедленно приступить к созданию полос электризации почвы и противопехотных электризуемых заграждений с использованием стационарных силовых установок и линий электропередач». Реализацией строительства занималось Управление специальных работ Западного фронта, которое возглавил М.Ф. Иоффе, в прошлом начальник электротехнического отдела НИИ главного военно – инженерного управления Красной Армии, и начальник штаба – В.К. Харченко, ставший впоследствии маршалом инженерных войск. Обеспечить электричеством многокилометровый рубеж можно было, только используя действующие линии электропередачи Московской энергосистемы. Поэтому, кроме профессиональных военных, в состав отдельного инженерно-строительного батальона вошли сто пятьдесят инженеров и рабочих «Мосэнерго», в том числе несколько бригад электромонтёров со специальным инструментом и автотранспортом. Их возглавили такие общепризнанные авторитеты в области электротехники, как заместитель главного инженера энергосистемы Г.В. Сербиновский, ведущие инженеры высоковольтной сети и релейной защиты: А.А. Кузнецов, Г.С. Сафразбекян, Н.С. Лебедев, М.В.Матюшин и ряд других.

Был запроектирован и построен Оборонный рубеж – полукольцо протяжённостью более 200 километров, который прошёл от Ленинградского шоссе на севере до Домодедово на юге через Химкинский, Красногорский, Кунцевский, Наро–Фоминский, Краснопехорский и Подольский районы. Он представлял собой четырёхрядный противопехотный забор из колючей проволоки на деревянных кольях. Последний ряд со стороны наших позиций крепился с помощью изоляторов и был под напряжением. Через каждые 50 – 70 метров к нему по кабелям подводился электрический ток от сорока построенных подземных подстанций. Они располагались в блиндажах на удалении 1,5 – 2 километра от электрозаграждений. Для дистанционного управления установкой была создана специальная служба. Она получала информацию по каналам связи от Центрального диспетчерского пункта «Мосэнерго», размещавшегося в годы войны глубоко под землёй в одном из служебных помещений метро (станция «Площадь Свердлова»), и подавала команды дежурному персоналу сооружений. Таким образом, уникальный комплекс энергозаграждений стал фактически частью действующей энергосистемы.

Архивные материалы свидетельствуют, что ближе всего немецкие войска подошли к ним в районе Нахабино. Сохранился журнал боевых действий по включению заграждений в период со 2 по 5 декабря. В частности, 4 декабря отмечены большие скачки тока, по которым можно судить, что немцы пытались неоднократно преодолеть оборонный рубеж. Но их попытки успеха не имели. Мощный натиск пехоты противника в районе деревни Козино (вблизи Волоколамска) привёл к тому, что несколько десятков гитлеровцев были смертельно поражены током. В одном из наградных документов на предоставление бывшего работника Мосэнерго к награждению медалью «За отвагу» говорится: «Благодаря самоотверженной работе красноармейца Скороварова В.В. препятствия в наиболее ответственные моменты боя на его участке находились под напряжением, в результате чего на них были убиты электрическим током 6 немецких автоматчиков». А обеспечивать готовность установок к отражению врага под непрерывным артиллерийским и миномётным огнём было ой как не просто. Действовали совместно с воинскими частями, порою с авиацией, которая заставляла фашистов отвлекаться от работ ремонтников.

В общей системе обороны электрозаграждения сыграли свою положительную роль и помогли защитить столицу от гитлеровских захватчиков. Это новшество застало немецкое командование врасплох, вынудило противника принять незапланированные меры и тем снизило темп его продвижения на Москву. Особенно эффективно действовала эта система в сочетании с миновзрывными установками, в том числе управляемыми по радио. Не случайно по итогам их применения только среди мосэнерговцев были награждены медалями «За боевые заслуги» - Поливанов В.В., Комаров М.И., Князев В.Ф., Сербиновский Г.В., медалями «За отвагу» - Карасёв М.П., Скороваров В.В., а Румянцев С.А. – орденом Красной звезды.

В истории военного дела этот случай считается уникальным – никогда раньше столь масштабные системы электрозаграждений не создавались. В дальнейшем Управление специальных работ Западного фронта было преобразовано в 33-ю инженерную бригаду, в составе которой значительная часть работников Мосэнерго продолжала воевать до победы, хотя, к сожалению, многим не удалось дожить до этого светлого дня. В ходе войны они успешно применяли своё детище и на других участках фронта: под Ленинградом, Сталинградом, Одессой, Ростовом-на-Дону, на Курской дуге.

Всё это было выяснено в процессе поисков в ряде архивов. Совет ветеранов компании ОАО «МОЭСК», возглавляемый Ю. Вавиловым, установил имена 21 работника Мосэнерго, и совместно с Советом ветеранов инженерных войск Вооружённых сил РФ - 21 работника военно – инженерных войск Красной Армии. Особенно много документов было обнаружено в подтверждение подвига, который совершили эти люди. В тяжелейших условиях сражения Отчизны за выживание, подготовки столицы к обороне, когда, казалось, были мобилизованы все имеющиеся силы, небольшая группа специалистов сумела разработать проект совершенно новой системы противопехотной защиты и построить скрытно довольно масштабное сооружение. Стали известными и другие героические дела энергозаградителей, имевших место во время боёв под Москвой. Так, в характеристике военного инженера орденоносца Д. Кривозуба записано, что он «проявил личную отвагу и мужество, обеспечивал днём и ночью под огнём противника неослабную боевую готовность электризованных препятствий на наиболее ответственном участке в районе Козино – Нефедьево. Личным примером, исключительной отвагой и храбростью под сильным огнём немцев увлекал бойцов на исправление повреждений на линиях. Попытки врага просочиться через проволоку успеха не имели».

Неохотно выходившая из забытья великая и трагическая правда о героях – бывших работниках сетевого предприятия Москвы, естественно, вызывала безграничный интерес и законную гордость у сегодняшнего персонала электросетей, трудящихся в составе ОАО «МОЭСК». Было решено, для увековечения подвига коллег военных поколений, соорудить памятник в их честь. Юрий Николаевич взял на вооружение свой громадный опыт создания монумента К-19 и повёл за собой коллектив на штурм новой высоты. Как всегда в таких случаях первая проблема – привлечь к теме творческую личность. К сожалению, к этому времени ушёл из жизни автор памятника подводникам на Кузьминском кладбище, замечательный скульптор, Народный художник РФ, академик А.Г. Постол. Но, вероятно, есть в природе закон, по которому к творческому человеку притягивает других креативных личностей. На зов Ю. Вавилова принять участие в создании памятного знака откликнулся Заслуженный деятель искусств РФ, дважды лауреат Государственной премии РФ архитектор Андрей Владимирович Ефимов. Очень быстро он вошёл в коллектив, уловил основную идею, и вскоре предложил оригинальное его решение.

Безусловно, в наш ужасный период развития цивилизации, когда денег в обращении находится больше, чем грязи, но по каким-то злым законам их вечно не хватает на всё хорошее, и они откладываются грязно - кровавыми залежами в карманах нескольких, кем-то избранных людей, создавать такой дорогой монумент было не просто. Руководство электросетевой компании экономило, где могло, но всё таки сумело¸ в том числе и благодаря активным действиям Совета ветераном, найти благотворительные средства на строительство памятника «Защитникам Москвы – энергетикам Мосэнерго и военным инженерам». Не отставало от него командование и Совет ветеранов инженерных войск Вооружённых сил РФ, выделяя строительную технику и людские ресурсы. Как могли, в основном советом и участием в поисках, помогали шефу мы, его коллеги и старые друзья: высказали своё мнение о проекте памятника, поучаствовали в закладке камня 22 июня 2012 года на месте, где он должен будет в дальнейшем установлен. Митинг с помощью ветеранов-воинов превратился в масштабное театральное представление одного из эпизодов битвы под Москвой с участием действующей технике того времени.

А ровно через год, в день начала войны монумент, мне кажется, даже неожиданно для его создателей, был открыт в присутствии громадного количества народа, ветеранов, служащих министерства обороны, энергетиков, руководителей местных властей. Он установлен в деревне Нефедьево Красногорского района и стал частью мемориального комплекса «Рубеж обороны Москвы» (Фото 3). По этому поводу глава Московской области А. Воробьёв сказал: «Памятник создателям линии «энергообороны» столицы – это ещё одно свидетельство нашей благодарности тем, кто в далёком 41-м сражался на подступах к столице и трудился в тылу. Эти люди отстояли нашу свободу и независимость, это те, кому мы обязаны мирным небом над головой!»

Юрий Николаевич был бесконечно счастлив, как бывают счастливы люди, которые славно прожили жизнь, а потом ещё и на её склоне сумели воплотить в реальность свой человеческий долг: сделать всё возможное по увековечению защитников Родины. Но, человек, вставший на этот святой путь благодарности предкам за возможность жить, никогда не сможет быть удовлетворён полностью чем-то уже сделанным на этом поприще. Слишком большой жертвенный подвиг совершили они для нас, особенно в прошлом веке, защитив от чёрных сил своими жизнями страну и весь мир. И с этих позиций особенно видно, к нашему стыду, что мы, их потомки, не сумели адекватно прореагировать на этот их жертвенный дар. Несмотря на то, что в Конституции РФ, на которой клянутся наши президенты, записаны сакральные слова: «чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость», государство и общество очень мало уделяли внимания изучению их славных дел, по обретению их из небытия и созданию памятных знаков благодарности.

Поэтому не смогла закончиться и наша одиссея по поиску забытых героев и их святых подвигов. Слишком много долгов накопилось у нас, твердящих постоянно фразу: «Никто не забыт!», перед ними, не думавшими о бессмертии, а молча клавшими головы на жертвенную плаху времени. И хотя Ю. Вавилов организовал выпуск очень интересной книги об истории «Мосэнерго» в воспоминаниях руководителей многих его предприятий, в том числе и некоторых членов правления Фонда «Монумент», а в настоящее время мы работаем над сбором материалов для издания труда о вкладе коллектива нашей любимой Московской энергосистемы в разгром врага, полного чувства выполненного долга перед героями ВОВ не было.

Вскоре сделать необычную находку в поисковой работе повезло мне – автору этой статьи. И причём копать в бумажных архивах пришлось совсем не глубоко. Весь исторический пласт, схоронивший в себе миллионы имён, отдавших жизнь за Родину, за нас с вами в годы Великой Отечественной войны, лежал на поверхности, но был в течение семидесяти лет в большем своём объёме преступно забыт. Происходил этот процесс медленно, без какого-либо шума, и поэтому незаметно. И всё-таки в это просто невозможно поверить. Для многих граждан, как и для меня самого, после многолетних громогласных парадов и клятв в вечной памяти, вывод, сделанный в результате изучения материалов о Второй мировой войне, стал громом среди ясного неба: многомиллионные жертвы фашистского Геноцида, прежде всего, среди советского мирного населения, те самые герои народного сопротивления, составляющие значительное большинство среди павших, забыты нами и государством начисто! В него трудно поверить любому из нас, но, к сожалению, это так. Чтобы убедить вас в этой неожиданной, прикрытой лицемерием правде, мне придётся более подробно рассказать об этом позорном для страны явлении, а предварительно немного о себе, чтобы эти мысли о нас, как об Иванах, не помнящих своего родства, не казались читателю случайным бредом сумасшедшего.

По жизни, после длительной работы в энергетике, я более десяти лет трудился в высших контрольных органах страны. Закончил эту карьеру, в связи с развалом СССР и ликвидацией его властных структур, на очень высокой и ответственной должности Главного инспектора Контрольной палаты Верховного Совета СССР по министерствам ТЭК и атомной энергетики. Эта специфическая, наполовину следственная служба, давала громадный опыт в выполнении быстрого, но очень тщательного анализа любых сложнейших процессов, технологий и документов, а также экономических и финансовых результатов деятельности предприятий и отраслей, и уменье придавать при этом одинаковое значение вроде бы мелочам и незначительным фактам. Я уверен, что полученные там навыки, а также приобретённые обязательные для советских контрольных структур такие моральные качества, как честность и правдивость, являются очень важным подспорьем в таком святом деле, как выявление истины и фальсификаций в исторических материалах. Мне кажется, что именно они позволили мне фактически сменить профессию и включиться в поисковую работу по раскрытию героических подвигов наших предков.

После выхода на пенсию, я увлёкся работой с архивами и писательским делом. По результатам поисков вышли две солидные, по крайней мере, по объёму, мои книги: «Энергетические войны» по истории отечественной энергетики и страны в прошлом веке, и роман «Куба» с рассказом о прошлом и настоящем этого прекрасного Острова Свободы. Я так подробно и нескромно рассказываю о себе для того, чтобы предложить родственным душам, поверившим моей откровенности, также присоединиться ко мне и моим единомышленникам в этой удивительно благодарной работе по выявлению исторических истин, другому прочтению истории. Естественно, если мои новые коллеги почувствуют фальшь в характеристике, которую я себе дал, у них будет полная возможность послать меня куда подальше. Но если они мне поверят, то мы будем в состоянии сделать сообща много интересного и важного для России.

А теперь по существу сенсационного вывода, которым я уже, вероятно, вымариновал вас. Самая непонятная для многих в жизни вещь – психология массового подвига, когда миллионы нормальный людей, для которых, как и для всех смертных, главной ценностью является жизнь, идут сознательно на смерть ради победы над врагом страны, ещё и не зная, а будет ли та победа. Каждый раз, встречаясь с фактами подобных жертвенных поступков, я пытался встать на место героя и думал: «А смог бы я так поступить?». Ещё в строю, в атаке со всеми вместе, или в состоянии аффекта и переполнения адреналином, кажется, можно забыться и пойти на противника, не думая об опасности. Но, например, в оккупации незаметно пробраться и снять вражеского охранника, хотя в любую секунду может всё перемениться, даже повесить флаг или листовку, за которые обещан расстрел, мне кажется, это выше моей воли. Единственное, если только удастся убедить себя в том, что нельзя спокойно жить в условиях, когда стервятники терзают твою Родину, в становление которой ты вложил все свои силы, свою душу. И при этом твёрдо думать, что соотечественники не забудут тебя, и обязательно постараются увековечить твой подвиг. Это и есть святая вера в торжество справедливости, о чём и говорит лозунг в названии статьи.

Мои путешествия в разные страны подтверждали эту мысль. В Германии я встречал даже в небольших городках каменные тумбы, на которых были запечатлены фамилии местных жителей, погибших в период разных войн по годам. В Англии, в соборах было много памятных записей на стенах. Оказалось, что в том числе, там, в специальных книгах вели учёт погибших жителей прихода. В Лондоне я посетил большой военный музей, часть которого была посвящена Холокосту. Было приятно узнать, что великострадальный еврейский народ глубоко чтит своих предков, и даже в чужой стране соорудил в их честь замечательный храм памяти. Там хранятся тысячи фотографий жертв, их вещи, рассказывается, как их умерщвляли. Дело дошло до того, что в Израиле, Германии и ряде других стран изданы законы, по которым граждане приговаривают к различным тюремным срокам за отсутствие памяти или веры в реальность гибели во время этой трагедии 6 миллионов евреев.

Под влиянием этих материалов я начал более досконально искать правду о жертвах Великой Отечественной войны среди наших соотечественников. Естественно, в то страшное время мы были единой семьёй с братскими республиками, и все сведения определялись в целом для СССР. Я обошёл все московские музеи, связанные с войной, и нигде не нашёл хотя бы общей цифры потерь советского народа в годы великого испытания. Что же это за память такая, если даже нет, пусть и не совсем точного, как и в Израиле, но всё-таки общепризнанного количества погибших за свободу, которым можно поклоняться. Я поделился с друзьями этим необычайно горестным открытием, и мы начали более глубоко изучать этот факт.

Для начала было проведено более трёх тысяч опросов среди знакомых, коллег и просто на улицах. Результаты были ошеломляющими. Практически никто не смог назвать даже приблизительное количество советских мирных жителей, погибших в годы войны за их счастье. Да и откуда кто-нибудь мог знать эту цифру, если официально она просто не существует. Институты, связанные с военной тематикой, правительство, ответственное за статистические данные о населении страны, что-то считали там для себя, а произнести её вслух словно боялись. В ряде статей в Интернете даётся ссылка на высказывания генеральных секретарей партии. Пусть они отвечают. С них взятки гладки. Последним в одном из докладов назвал эту цифру М. Горбачёв: 27, 4 миллиона человек, из них примерно 8,5 миллионов – боевые потери, остальные, почти 19 миллионов – мирные граждане. Вот эта цифра уже почти 30 лет и является ориентиром. Но так как подобные доклады не особенно популярны, то и её мало кто знает. Почему она за эти годы не только не уточнялась с учётом новых данных, но и нигде не звучала с высоких трибун, не заговорила трагически с постаментов памятников или со стен музеев – трудно сказать. Ведь она глубоко символизирует нашу память о погибших. Вероятно, легче трепать по ветру святые слова – «никто не забыт», чем действительно работать в этом направлении.

И всё-таки не верилось в такую предательскую беспамятность нашего поколения. Мы продолжили изучать вопрос, который, уже созвучно известному выражению, начинал стучать в висках и в сердце. Стало легче, когда мы убедились, что воинам, погибшим непосредственно на поле брани, уделялось не на словах, а на самом деле всё это время большое внимание. Регулярно ведутся поиски погибших. Установлены многочисленные мемориалы и памятники, памятные доски на скульптурах в центре городов и посёлков, на стенах фабрик и заводов, откуда ушли навсегда герои. Существует электронная книга памяти в музее Победы. Хотя в целом занимаемся мы этими вопросами явно недостаточно соразмерно с их подвигами.

Но наши доблестные воины - не единственная сила, победившая фашистское нашествие. Вторая мировая война стала первой в истории битвой машин. Многое решал тыл, успевавший восполнять потери техники на полях войны а, в конце концов, обойти врага не только по количеству танков, самолётов, орудий, боеприпасов, но даже и по их качеству. Вместо ушедших на фронт мужчин на заводах трудились их жёны и дети. Работа была адова, да ещё впроголодь, да ещё зачастую под бомбёжками врага. Немало героических тружеников тыла ушло досрочно из жизни из-за тягот военных лет. И все они жили и умирали, прежде всего, для осуществления одной цели: «Всё для фронта, всё для победы!» К сожалению, этих потерь у нас вообще никто не учитывал. Нет у нас и подробных экспозиций в музеях об этом непостижимом подвиге.

Но есть и ещё один героический отряд защитников Отечества: мирное население, оставшееся в оккупации. Мы часто забываем об этих людях. Даже в ежегодных обращениях к народу 9 мая перед минутой молчания – минутой памяти, традиционно почему-то несколько раз отмечаются подвиги воинов, павших на поле брани, и почти никогда не говорится о жертвенной борьбе наших людей в тылу врага. А ведь когда сражение ведётся за выживание нации, то трудно оценить, чья роль в победе решающая. Да и не нужно этого делать. Главное, чтобы весь народ шёл на битву, отдавая себя всего победе, а, как сказал классик: «Бой решит судьбу». И при этом важно, чтобы все борцы знали: благодатные потомки их никогда не забудут.

Так и было всегда на Руси. Особенно в решающие её судьбу исторические эпохи. По какому-то злому року такие судьбоносные битвы за очищение нашей Родины от завоевателей, случались примерно раз в двести лет. Вспомните немецких псов – рыцарей, нашествие татаро – монгольских полчищ, польских, а затем французских войск, захватывающих каждый раз сердце Руси – Кремль и, наконец, особенно кровавый поход самого вроде бы интеллигентного и организованного на то время в мире немецкого народа, неожиданно превратившегося на время в сборище ужасных вампиров. И всегда во многом решающую роль в победе над врагом играли простые граждане России.

Мы плохо знаем историю Родины до середины прошлого тысячелетия. Примитивные информационные потоки смогли донести до нас лишь слабые отголоски того нелёгкого прошлого. А вот о 1612 годе хорошо известно, что наши разрозненные войска и их командиры почти не оказывали сопротивление полякам до тех пор, пока, по призыву новгородского купца Кузьмы Минина, народ не повалил с лопатами и вилами в ополчение другого патриота – князя Пожарского спасать столицу. И шляхтичи без боя побежали вон из Кремля.

Подобное позорное изгнание ждало и армию Наполеона через двести лет в 1812 году. Умелый военноначальник сумел вывести своё войско из столицы в довольно приличном для модных французов виде, за исключением поблескивающих синяков Бородина. Но на обратной дороге «Дубина народной войны», как образно назвал борьбу простого народа за своё освобождение Лев Толстой, так поколотила незваных гостей, да ещё предварительно припрятав со своих столов всё съестное, что от великой армии в шестьсот с лишним тысяч человек в весёлый Париж вернулось лишь около двадцати тысяч, до ещё принеся на своих плечах наших ребят, решивших немного повеселиться и погреться от тепла деревьев, росших до них на Елисеевских полях. Кстати, французы, как нынешние зелёные, до сих пор обижаются за этот скромный ущерб, забыв, что от их вторжения в Москве сгорели не только деревья, но и большинство домов и исторических строений.

Благодарный русский народ впоследствии на свои скромные средства сооружал памятные знаки в честь спасителей Родины: всем известный памятник К. Минину и А. Пожарскому на Красной площади, а затем Храм Христа Спасителя победителям французов.

Теперь подошёл и наш двухсотлетний рубеж ставить памятники героям, нашим бабушкам и дедушкам, матерям и отцам, ставшим в ХХ веке грудью наперекор покорившим всю хвалёную Европу фашистам. Учитывая наличие относительно значительного количества монументов в память о павших в боях воинов Красной Армии, мы считаем, что настало время отдать долг великому подвигу в войне мирного населения, которому выпала самая горькая участь, и который до сегодняшнего дня не имеет ни одного подобного сооружения для увековечения его подвигов в благодарность от спасённых ими потомков. Количество павших из этой группы просто невозможно постичь нашему ограниченному человеческому разуму. Может быть, поэтому до сих пор и не раскрывается широко их число. Его просто нельзя найти ни в одном нашем музее, ни на одном памятнике. Лишь недавно оно было озвучено в книге «Война» новым министром культуры А. Медынским. Он пишет: «Уничтожено почти 19 миллионов мирных жителей, по 13 тысяч, в основном, детей, женщин и стариков ежедневно в каждый из 1418 дней войны».

Это – страшная цифра. Я пытался, как художник В. Верещагин, нарисовать каким-либо образом в сознании апофеоз войны. Но воображение отказывалось выполнить непосильную зловещую задачу. По крайней мере, в любом случае, гора трупов будет выше самой высокой вершины мира Эвереста.

Во время Великой Отечественной войны фашисты совершили в нашей стране преступление, с которым по ужасу, масштабам и применению изуверских способов умерщвления людей мир встретился впервые. Имеется в виду испепеляющий Геноцид, который в первую очередь они устроили по отношению к жителям СССР, не участвовавшим в боевых действиях. Убийства совершались вопреки общечеловеческой морали, во все века осуждавшей истребление беззащитного населения и военнопленных, с пренебрежением принятых большинством стран соответствующих международных соглашений. В них не стреляли, а зверски сжигали живьём, душили, травили, кололи штыками, забивали сапогами, предварительно издевались, насиловали. Не щадили даже младенцев.

И это не случайно. Агрессоры уже с начала прошлого века именно в направлении поражения наибольшего количества населения наращивали свои вооружения с использованием мощных бомб, дальней авиации и артиллерии. Сейчас на эти цели, по данным ООН, тратится в мире миллион долларов в секунду, несмотря на то, что уже создан страшный арсенал атомного оружия, позволяющий многократно уничтожить всё живое на земле. Однако, по непонятным причинам, наши власти очень слабо занимались расследованием масштабов злодеяний, поиском погибших, выяснением имён преступников и их вдохновителей для того, чтобы не только сохранить память о невинных жертвах политических разборок и осудить изуверов, но и показать всему миру, к каким ужасным последствиям приводят безразличие и непротивление злу, нагнетаемому безответственными авантюристами. И все имеющиеся улики ужасных преступлений незаметно теряются под слоем исторической пыли.

Создаётся впечатление, что кто-то в нашей стране заинтересован в таком замедлении темпов расследования гибели советских граждан, в сокрытии решающих моментов в трагических судьбах соотечественников, в создании монументов в память о них. В результате дело иногда доходит до идиотизма. Не имея твёрдого отпора с нашей стороны, основанного на общепринятых ужасных количествах потерь и других фактах, в мире организуются, например, процессы, направленные на осуждение победивших за счёт громадных самопожертвований советских людей, вместо разгромленных ими, замазанных по локти и колени в крови, агрессоров и убийц-фашистов. Смещаются сакральные даты, цифры и понятия, производится подмена общепринятых в цивилизованном обществе ценностей на придуманные противниками наших побед их эрзацы.

Достаточно, например, изучить применение к погибшим в годы войны 27 миллионам советских людей такого термина, как «Геноцид». Он означает действия, совершаемые с намереньями уничтожить полностью или частично какую – либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую путём убийства, причинения тяжкого вреда, создания жизненных условий, рассчитанных на уничтожение этой группы. Признаны геноцидом уничтожение племён гереро и нама в 1904 – 1907 годах, убийство и депортация христиан в Османской империи в 1915 – 1923 годах, истребление Германией в период ВОВ евреев и цыган, хорватским режимом Павелетса сербов и т.д.

Конечно, все эти варварские действия являются страшными трагедиями народов, несут в себе непостижимый ужас массовых убийств на фоне необычного научного рывка в жизни человеческой цивилизации. И всё-таки, когда пытаешься представить 27 миллионов советских мирных жителей, соотечественников, положивших головы на жертвенный костёр свободы, всё остальное меркнет, уходит на второй план. Хочется понять людей, совершивших такие массовые злодеяния, но сознание обычного человека не в состоянии представить что-то подобное. Не складывается картинка и всё.

И такое непонимание возникает у многих людей мира. Так, по оценке Тэйлора, представителя обвинения от США на Нюренбергском процессе: «зверства, совершённые вооружёнными силами и другими организациями Третьего рейха на Востоке были такими потрясающе чудовищными, что человеческий разум с трудом может их постичь. Я думаю, анализ покажет, что были не просто сумасшествие и жажда крови. Наоборот, налицо имелись метод и цель. Эти зверства имели место в результате тщательно рассчитанных приказов и директив, изданных до, или во время нападения на Советский Союз и представляющих собой последовательную логическую систему».

Нацистское руководство подчёркивало, что действия германской армии должны носить особо жёсткий характер, требовало беспощадного уничтожения не только воинов Красной Армии, но и гражданского населения СССР. Солдатам и офицерам вермахта вручили памятки, в которых говорилось: «…убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик, женщина, девочка или мальчик, - убивай, этим ты спасёшь от гибели себя, обеспечишь будущее своей семьи и прославишься на века».

Герман Геринг, второй человек в фашистской иерархии, 25 ноября 1941 года открыто поведал итальянскому министру иностранных дел графу Чиано о преступных планах рейха: «В этом году в России умрут от голода от двадцати до тридцати миллионов человек. Возможно, это даже хорошо, так как численность определённых народов должна быть сокращена». И, наконец, вождь фашистской банды Гитлер, вдохновляя немецких солдат на уничтожение мирного населения, говорил: «Я освобождаю вас от унижающей химеры, которая называется совестью».

И, как всегда, чётко организованные и дисциплинированные фрицы начали аккуратно выполнять приказ фюрера. Одна женщина с Украины рассказала мне, как она много лет назад стала свидетельницей такой исполнительности. Народ в её деревне собрался на улице встречать немцев. Среди них была мама с годовалым ребёнком. Когда один из завоевателей проходил мимо, младенец случайно пискнул. Недовольный солдат вырвал его из маминых рук, подкинул вверх и подставил штык под падающее тельце. Гитлер был бы, наверное, доволен своим воином. Вероятно, многие помнят (такое нельзя забыть), как в фильме «Она сражалась за Родину» немец бросил ребёнка под гусеницы движущегося танка, и видевшая эту сцену мать мгновенно поседела.

Вот другой, теперь уже коллективный пример, от которого волосы встают дыбом. Шофёр – предатель рассказывал на суде, как «он вывез на двух машинах из больницы в станице Нижнечирская большое количество детей в возрасте от 6 до 12 лет. Им говорили, что они поедут в город, а выехали за 3-4 километра, где была приготовлена большая яма. Детей стали подводить к яме, где немец по имени Алекс в упор расстреливал их из автомата в голову и сбрасывал в яму. Дети, видя происходящее, вырывались и кричали: «Дядя, я боюсь», «Дядя, я хочу жить, не стреляйте в меня», но невозмутимые гестаповцы продолжали своё ужасное дело».

В Минске и его окрестностях захватчики уничтожили около четырехсот мирных советских граждан. Сначала они поместили их в таком узком месте, что советник, докладывая своему шефу, министру по делам оккупированных восточных территорий Розенбергу, писал: «Лица, согнанные в это тесное пространство, едва могут шевельнуться, и вынуждены отправлять естественные надобности там, где стоят». Истребление заключённых сопровождалось чудовищным изуверством. Фашисты жгли на кострах живых людей, истязали обречённых перед казнью. «Люди плачут, а мы смеёмся над их слезами»,- писал себе в «фатерлянд» обер-ефрейтор Иоганн Гердер.

Ещё несколько ужасных преступлений телеграфным текстом. В населённом пункте Борки недалеко от Бреста расстреляно 705 человек. Из них 130 – детей, 322 – женщин. В деревне Басманово Смоленской области немцы выгнали в поле более 200 школьников, прибывших на уборку урожая, и перестреляли. Ещё большую группу школьниц увезли в свой тыл «для господ офицеров». В декабре 1942 года полностью уничтожено село Могалище, где в огне погибло 267 человек, и Ракитное, в котором расстреляно 197 жителей, а 77 сожжено заживо. В Таганроге за повреждение телеграфной связи расстреляно ни в чём неповинных 403 мирных жителя. В посёлке Гурки Витебской области отравлены супом два эшелона советских граждан. В Минске только за два дня отравили около 1500 стариков, женщин и детей. И таких страшных примеров масса. На курорте Теберда истребили 500 детей, страдавших костным туберкулёзом, которые были на лечении в санатории. В Крыму местные граждане были погружены на баржи, вывезены в море и потоплены. Таким образом, было уничтожено более 144 тысяч человек.

И всё это происходило не просто в хаосе войны. Когда на Нюренбергском процессе американский обвинитель Джексон задал вопрос командующему войсками по борьбе с партизанами бригаденфюреру СС Бах-Залевскому: «На каком основании уничтожали людей, что было поводом?» - генерал ответил: «При чём здесь повод? У нас было задание уничтожить минимум 30 миллионов славян. Мы не искали никакого повода, мы выполняли плановую работу».

Однако, несмотря на потрясающие факты, на смертный бой, который вёл за спасение своего населения Советский Союз, и, в конце концов, выигравший его, защитив собой народы всего мира, речь, по непонятной причине, не идёт о признании Геноцида советского народа в годы ВОВ. И, в первую очередь, это связано с непонятной робостью наших властей, нашей интеллигенции бороться за подобное признание причины гибели наших людей. А, во-вторых, это является следствием внутреннего сопротивления каких-то сил, не желающих дать справедливую оценку жертвенной борьбе, особенно мирного населения нашей страны.

Единственное объяснение – стремление недоброжелателей сфальсифицировать историю и преуменьшить вклад СССР в общую победу над врагом, чтобы урвать и себе от неё большой незаслуженный кусок. Таких примеров не мало. Достаточно почитать книги или посетить музеи в ряде стран, чтобы в этом убедиться. По крайней мере, услышать что-то хорошее в адрес нашей Родины с точки зрения участия в войне вам не удастся. И это происходит особенно тогда, когда фальсификаторы не встречают мощного противостояния со стороны скромного и справедливого русского общества, способного отдать жизнь за других, но не умеющего постоять за себя.

Такие действия нам, воспитанным на простых человеческих ценностях, ставящих во главе угла откровенную благодарность людям, защитившим твою жизнь, практически невозможно понять, тем более жёстко противостоять. Но эту мягкотелость нам обязательно надо преодолеть. Это крайне важно для авторитета нашей страны, для памяти жертв войны. Наши болтуны - политики и учёные не могут до сих пор добиться признания и такого очевидного факта о том, что СССР стал жертвой вероломного агрессора, нарушившего договор о ненападении. И.В. Сталин очень много сил потратил на то, чтобы не допустить повода для развязывания войны. Он был гениальным стратегом и понимал, какие громадные дивиденды получит в связи с этим наша страна в мире в головах и действиях его простых людей. Однако большинство сегодняшних политиканов или специально, или не понимая высокой мудрости вождя, клянут его за эти промедления и зарывают под кучей мусора это высочайшее достижение советской политики. Если нам удастся закрепить за нашей страной эти два понятия: жертва агрессии и Геноцида, то в мире будет совсем другое отношение к нашему вкладу в победу и к понесённым нами потерям в войне.

Сделали мы и ещё одно печальное открытие. Оказывается, в стране до сих пор не могут создать систему по учёту павших в ВОВ. Вот одна из глубоких книг по этой проблеме: «Цена войны» В. Литвиненко. Он пишет, что даже оценка потерь Красной Армии производится большим числом различных методов, результаты которых значительно отличаются друг от друга. Так, коллектив под руководством Г. Кривошеева определяет безвозвратные боевые потери в 11,4 млн. человек, С. Михалёв – 13,7, Л. Лопуховский – 14,5, В. Первышин – 17,8, И. Ивлев – 19,4.

Мы считаем, что такое неопределённое состояние учёта погибших героев, не сформатированное за 70 лет, есть преступление перед их памятью, не позволяющее вести серьёзную работу по их выявлению. Особенно много путаницы вносил учёт погибших в плену. В приведённых выше цифрах потерь они включены. Однако многие наши учёные считают это решение совершенно неправомерным и не принимают его в расчёт. Ведь любой человек в плену попадал под защиту протокола Женевской конвенции 1929 года. В 1931 году его подписала Германия, хотя он распространяется на все страны вне зависимости от этого их решения. Этим документом военнопленный переводится в разряд невооруженных мирных граждан, и поэтому ни в коем случае не может быть не только убит без суда, но и взят в заложники или подвергаться каким-либо истязаниям. Некоторые статисты пытались учитывать в боевых потерях тех, кто умирал в плену от ран, полученных в бою. Это было бы правильно, но такую информацию практически невозможно добыть. Кроме того, по мнению специалистов, в большинстве случаев раненый мог бы выжить, если бы не попал в тяжелейшие условия фашистских лагерей.

Ярыми сторонниками неверной методики учёта являются наши противники. Дело в том, что по многим источникам боевые потери Красной Армии и Вермахта примерно одинаковы. Почти равное количество и взятых ими в плен. Но в фашистском плену погибло 3,9 млн. советских людей, а в нашем – всего 500 тысяч. В результате эта разница в три с лишним миллиона человек и становится определяющей в споре: кто лучше воевал и берёг своих солдат. Хотя это совершенно некорректное сравнение. Оно лишь должно показывать насколько гуманнее и ближе к выполнению Женевских соглашений действовали наши люди в отношении немецких военнопленных. Не обращая внимание на логику учёта, Б. Соколов считает, что Красная Армия потеряла в Великой отечественной войне погибшими и умершими в плену 26,4 млн. человек (это в 3 раза больше официальной цифры её демографических потерь) и постоянно повторяет: «…мы завалили врага трупами и победили лишь благодаря большой и безропотной массе необученных солдат…» Вот к каким позорным выводам для победившей за счёт превосходства в машинах, в стратегическом искусстве полководцев и, главное, в героизме и патриотизме великого народа ведёт проволочка наших властей с принятием простой методики подсчёта погибших в годы Великой Отечественной войны и определению на её основе истинных потерь на боевых и мирных полях битв.

Существенные усложнения подсчёта идёт из-за принятых стандартов относить к военным потерям гибель служащих внутренних войск НКВД, и в тоже время не учитывать в них погибших партизан, подпольщиков, подготовленных специально для работы в тылу врага, военизированных отрядов ряда наркоматов, управлений оборонительного строительства, истребительных отрядов и батальонов городов, формирований народного ополчения. Хотя после перевода последних в состав боевых дивизий они уже, естественно, стали полноправными бойцами действующих войск.

Много неточностей возникало из-за применения некорректной методики определения не боевых потерь армии. Они чаще всего рассматривались с точки зрения их влияния на боеспособность войск. Поэтому сюда включали не только погибших и попавших в плен, но и пропавших без вести, раненых и больных, поступивших в лечебные учреждения и даже осуждённых к высшей мере наказания и самоубийц. В ходе войны в войсках и в Наркомате обороны СССР порою учитывалась и другая убыль военнослужащих: осуждённые на различные сроки заключения, дезертиры, демобилизованные из армии по различным причинам, в том числе переданные в войска НКВД и в другие ведомства. Оказалось, что только в 1941 году из армии в промышленность на шахты, электростанции и другие предприятия было передано 1300 -1400 тыс. человек, почти на 800 тыс. больше, чем считалось ранее. Вспомнили о 500 тыс. мобилизованных, но пропавших без вести, не дойдя до войск, о которых до сих пор так и не решили, в какой категории жертв войны их учитывать.

Сегодня, исходя из указанных посылов, по крайней мере, учёные Музея Победы в своих научных трудах включают погибших в плену 3,9 млн. воинов в число павших в войне мирных советских граждан. Сюда же, по данным ряда исследований, входят также 7,4 млн. мирных жителей, преднамеренно истребленных в период оккупации. Из-за создания жёстких условий на оккупированных территориях (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и т.д.) погибло ещё 4,1 миллиона. Из 5,3 млн. населения, угнанного на работы в Германию с временно оккупированных территорий, умерло в фашистской неволе 2,2 млн. человек. Потери партизан, подпольщиков, участников народного ополчения по ориентировочным данным составили 1,4 млн.

В сумме получается как раз эта ужасная цифра жертв Геноцида среди советских мирных людей - 19 миллионов человек.

Её, после обсуждения в среде учёных и связанных со статистикой специалистов, и следует принять в качестве основной, как это сделало государство Израиль, хотя там точно посчитать потери было ещё сложнее, так как приходилось изучать статистику по всему миру. Но наши израильские друзья по несчастью не смущаются возможными неточностями, и даже сделали результат подобного расчёта базой для юридического преследования лиц, с ним несогласных. Официальное признание количества погубленных наших соотечественников необходимо нам не только для поклонения последующих поколений более менее определённому реальному количеству героев войны, но и для предъявления претензий извергам, уничтожившим за неполных пять лет целую солидную страну, для конкретизации наших предупреждений человечеству о главной опасности сегодняшних войн. А дальше она нужна для выполнения наших гражданских обязанностей по выявлению во многом безликих жертв войны для уточнения принятой цифры.

Такое легкомысленное отношение к памяти павших героев, когда мы даже не сумели достаточно точно определить их число, и является главной причиной постепенного их забвения во всех слоях населения, как в России, так и в мире. Вершину циничного отношения к смертельной схватке нашего народа с фашизмом, я совершенно неожиданно ощутил при посещении здания ООН в Нью-Йорке - штаба борьбы человечества против войны. Об этой своей великой роли добросовестно рассказывают экскурсоводы посетителям здания. Они говорят, что надо особенно ярко демонстрировать ужасы, связанные с войной. И поэтому там создан зал, посвящённый, по их мнению, самой страшной трагедии в период Второй мировой войны – Холокосту еврейского народа. В нём размещены фотографии евреев, погибших в лагерях смерти, их вещи, действительно вызывающие слёзы. В порыве чувств я невольно спросил экскурсовода: знает ли она, сколько советских людей отдали жизнь за победу в войне. И вдруг услышал вообще невероятный для такого уровня работника, фактически посланника мира, ответ: «Нет». Я даже растерялся: « Вы не слышали, что наша страна положила на алтарь свободы 27 миллионов жизней своих сыновей и дочерей. Причём, самое страшное, что среди них 19 миллионов – мирных жителей, в основном женщин, детей и стариков». И снова наивный ответ: «Не может быть?»

Неужели в этом святом для мира доме нет статистики жертв во Второй мировой войне? Или это наша недоработка. Мы всё телимся и никак не можем взять на вооружение свою определённую цифру потерь. В состоянии подавленности и рассеянности я выходил из этого, ставшего совсем непонятным и далёким здания, и автоматически попал между какими–то столбами, стоящими на дороге. Присмотревшись, я заметил прислонённый к одной из колонн каменный портфель. А где-то над ним висела проясняющая это столботворение табличка. В ней говорилось, что сооружение посвящено памяти гражданина Р. Валленберга, спасшего большое количество евреев от гитлеровской расправы и погибшего в застенках СССР.

Это был последний аккорд залпа фальсификаторов истории в душу человека, считавшего, что в таком святом деле каждый житель мира заинтересован только в одном: выявить всю правду из героического прошлого своих спасителей. Оказывается, были и иные интересы. Стало понятным, почему в громадном Вашингтонском музее, посвящённом памяти жертв Холокоста, нашлось место лишь для небольшой таблички, где говорилось о помощи советских войск в спасении евреев. Там указывалось, что лишь два концентрационных лагеря были освобождёны Красной Армией, хотя на территории нашей страны их было больше ста, и большой список фабрик смерти, узники которых должны благодарить за свою свободу армии союзников.

Почему-то совершенно не было сказано о том, что против вершителей Геноцида советские евреи сражались и погибали в одном ряду с представителями многочисленных народов СССР. В этой священной борьбе сложили головы более двух миллионов граждан нашей страны еврейской национальности. И об этом в музее тоже ни слова. А ведь сколько, таким образом, в результате Победы, было спасено жизней наших соотечественников, народов мира, в том числе и евреев. Были и прямые действия в защиту представителей этой национальности. Так, из польских земель, присоединённых к территории СССР перед войной, в первую очередь с большими трудностями наши власти вывезли вглубь страны 2 млн. евреев. Я читал несколько реальных душещипательных историй о том, как семьи русских или украинцев укрывали в период оккупации со смертельной угрозой для себя потерянных еврейских детей. И вот за всё это нам вынесено вместо благодарности суровое осуждение в виде одинокого портфельчика, потерявшего якобы по нашей вине своего хорошего хозяина. Я не вникал в эту тёмную историю. Может быть, наши органы и виноваты в гибели этого бесстрашного человека. Но причём здесь великий русский народ, вставший на защиту всех людей мира и отдавший за это жизни 27 миллионов лучших своих представителей. Разве в таком высоком органе, на который молятся миллиарды людей во всём мире, можно заниматься грязным политиканством для сведения чьих-то мелких счётов. Это – страшный грех на фоне погибших в войне. Вероятно, из-за подобной слабой работы ООН и гремят воины во всех частях нашей хрупкой планеты, и умирают от голода люди, чьи труды ушли не на пищу, а на новое вооружение.

Такого отношения к памяти павших моих соотечественников я не ожидал. Много раз раздавались голоса подобного толка из-за границы, порою и от собственных диссидентов. Но это было понятно: они были нашими идейными врагами, часто купленными за большие деньги, и всеми способами пытались замолчать выдающуюся роль советских людей в разгроме коричневой чумы. А здесь: признанная международная организация, устами которой были осуждены фашисты на Нюренбергском процессе и оглашены страшные факты о Геноциде в СССР. Было бесконечно горько, но ещё обиднее было услышать о том, что мир в лице ООН забыл самую ужасную свою трагедию, происшедшую впервые в его истории с единой группой людей одной страны: гибель 19 миллионов мирных наших граждан.

Причём там же в США я узнал, что, вероятно, под энергичным воздействием правительства Израиля, в отличие от нас, слабо занимающихся этой темой и даже не знающих общее количество собственных гигантских потерь в ВОВ, добродушные американцы глубоко переживают в связи с хорошо известной им, может быть, и с помощью той же ООН, гибелью 6 миллионов еврейского населения. Это я уяснил, посетив замечательный музей в Нью – Йорке, посвящённый Холокосту, и узнав, что американцы воздвигли у себя в стране в память об этой трагедии ещё почти 150 подобных музеев. Кстати, это меня даже как-то обрадовало. Ведь среди этих жертв более трети евреев советского происхождения. Пусть хоть какая-то часть погибших в годы войны наших соотечественников будет увековечена таким образом в памяти человечества где-то в Америке. А наша задача – позаботится об остальных жертвах Геноцида у себя дома.

В то же время эти экскурсии показали, что искусству уважать своих погибших предков следует учиться у мудрого еврейского народа. В нашей стране фактически лишь небольшая их часть пала в результате «Холокоста», что означает «сгоревшие на костре». Почти все два миллиона евреев сражались против фашизма и погибли в бою вместе с другими 25 миллионами советских героев разных национальностей в период Великой Отечественной войны. И всё-таки Фонд «Холокост» совместно с другими организациями проводит многочисленные мероприятия по увековечению этой трагедии в России, как и в большинстве постсоветских государств, с учётом европейского и американского опыта, используя диалог с властью.

Только их желанием выразить свою скорбь можно объяснить тот факт, что этот небольшой народ в составе многонационального нашего населения, стал единственным, кто сумел, например, открыть свои отдельные музеи, посвящённые жертвам Холокоста. Таким же стремлением отдать долг памяти погибшим представителям народа в пекле фашистского геноцида, можно объяснить появление тысячестраничной энциклопедии «Холокост на территории СССР», где, каким-то непостижимым образом, в нашей неразберихе, авторы сумели дать сведения практически о каждом городке и даже деревне, о количестве евреев, проживавших в них до и после оккупации, и сколько из них погибло. А мы только разводим руками по этому поводу и твердим о том, что все документы и свидетели потеряны, а на самом деле по каким-то тайным причинам просто ничего не делаем. Кстати, трудно понять смысл названия указанной энциклопедии. Ведь Холокост имел место только на оккупированной фашистами территории, а не в целом по стране. Но никто не замечает подобные выпады, потому что просто не занимается этими вопросами.

В Энциклопедии изложен большой опыт наших друзей по мемориализации Холокоста в России, потери которого составили от общих в СССР за время ВОВ почти 7 процентов. Было бы неправильно не воспользоваться им в работе по увековечению всех советских граждан - жертв фашистского геноцида, и особенно среди мирного населения, что близко к большей части социального положения погибших евреев. Они справедливо привлекают внимание всей мировой общественности к этой трагедии, которая не должна быть забыта. Следует хотя бы поучиться тому, как сумели они пробить свои интересы через оборону наших чиновников.

В период до 1991 года, несмотря на запрет в СССР, еврейские общины ряда городов довольно смело проявляли любовь к предкам, и всё-таки изредка, но проводили траурные мероприятия. Управляющий Совета по делам религиозных культов П. Вильховский писал в 1949 году: «Проявление националистических тенденций особенно наблюдается вокруг братских могил, в которых погребены патриоты нашей Родины, замученные немецкими фашистами. Будучи вполне компетентными в том, что в могилах покоятся неверующие и верующие люди различных национальностей, определённые круги еврейской общественности стремятся использовать могилы как места погребения только евреев, убитых фашистами».

С 1989 года в Москве, Ленинграде и некоторых других городах демонстрировались передвижные выставки о Холокосте. Закономерным итогом переосмысления истории Холокоста как составной части трагедии народов СССР в годы ВОВ (так написано в Энциклопедии) стали мемориальные мероприятия в 1991 году в Киеве, посвящённые 50-летию трагедии Бабьего Яра. В этом же году вышли первые советские документальные и художественные фильмы о Холокосте. О Геноциде советских людей до сих пор наши великие деятели культуры ничего создать не смогли. Наш Фонд брался снять подобный фильм, но получил отлуп от Национального благотворительного фонда. Но об этом позже. В 1992 году зарегистрирована первая на постсоветском пространстве общественная организация – Научно – просветительный центр «Холокост». Концепция сохранения памяти о Холокосте была обоснована в книге первого президента центра «Эхо Холокоста и русский еврейский вопрос» в 1995 году.

Центр обратился к президенту Б. Ельцину с идеей сооружения музея по истории Холокоста. Одновременно была начата работа по сбору документального наследия по этой трагедии в СССР. В 1997 году создан Межрегиональный Фонд по созданию музея «Геноцид – Холокост - Толерантность». Эту инициативу поддержала вице – премьер России В. Матвиенко, ряд крупных российских бизнесменов. В 1998 году в Мемориальной синагоге на Поклонной горе была открыта выставка о Холокосте, а в 2008 – экспозиция в Музее Победы. Наконец год назад в Москве был открыт Еврейский музей - ещё один величественный центр в основном по той же тематике. На просторных площадях во многом вновь воспроизведена трагедия многострадального народа в годы Второй мировой войны. Особенно монументально и ярко воссоздан ужас Бабьего Яра в Киеве и своеобразный монумент погибшим в пучине Холокоста.

Вторым важным направлением в этой работе стали различные мемориальные мероприятия. Первый вечер памяти евреев – жертв нацизма и героев сопротивления был проведён в апреле 1992 года при поддержке правительства Москвы. С этих пор они проводятся именно как общероссийские, а не узко национальные мероприятия. Свои обращения к участникам вечеров присылали президент Б, Ельцин (в 1994 и 1999 г.г.) и патриарх Всея Руси Алексий 11(в 2004). Важной составной частью вечеров стало вручение грамот и медалей Праведников народов мира людям разных национальностей, спасавшим евреев в годы войны. С 1995 года в Москве проводятся мемориальные вечера, посвящённые освобождению лагеря смерти Освенцим, а с 2007 года, после утверждения, в том числе и по предложению России, Генеральной Ассамблеей ООН Международного дня памяти Холокоста, приуроченного к освобождению лагеря смерти Аушвиц Красной армией 27 января 1945 года, и эта дата. (Эх, нам бы добиться такого признания!) Отмечаются они и в других городах. Президент России и председатель Совета Федерации РФ выступали с речами на международных Форумах по Холокосту в Кракове (2005) и Киеве (2006). Эти мемориальные мероприятия получили широкий резонанс и способствовали закреплению в общественном сознании россиян информации о трагедии.

В качестве дальнейших основных перспективных направлений работы организаций на постсоветском пространстве предусмотрено широкое изучение этой темы в школах и университетах на основе её включения в государственные стандарты и программы, а также подготовки российских преподавателей истории и литературы; создание государственных музеев – образовательных центров по истории Холокоста; увековечение всех мест массового уничтожения евреев; проведение международных конференций и конкурсов; внедрение в законодательства постсоветских государств, где отсутствуют специальные юридические нормы, препятствующие отрицанию Холокоста.

Всё это замечательно. Но я рассказывал о выдающихся настойчивых действиях наших братьев – евреев не только из чувства зависти. Мне хотелось всколыхнуть нашу общественность перестать быть, как о нас говорят в мире: «Иванами, не помнящими родства», и хотя бы в русле Конституции и на осколках памяти, которые ещё сохранили живые могикане той великой поры, осуществить толику из тех мер, которые воплотили в жизнь сторонники Холокоста, и воздать должное героям, отстоявшим нашу свободу. В первую очередь 19 миллионам мирных жителей, о которых вообще забыли в нашей стране, и которых теперь заново надо обретать из забытья. Ведь они такие же несчастные жертвы фашизма, но только не Холокоста, а Геноцида.

Сейчас вопросами восстановления исторической справедливости озабочены многие государственные и общественные организации. В своё время Президент России Д. Медведев создал и возглавил Комиссию по борьбе с фальсификациями истории, наносящими ущерб стране. Подобная структура во главе с Г. Зюгановым существует и в КПРФ. Однако результативность их деятельности пока крайне низка. Начал собирать сведения о подвигах и историях наших людей в годы войны Первый канал телевидения. Ряд поисковых групп, в том числе, под эгидой газеты «Комсомольская правда», проводит свою важную работу именно по этой тематике. В Центральном доме литераторов проведён Народный сход по этой тематике. Но пока в практической плоскости сделать что-нибудь существенное не удалось.

Мне хотелось рассказать о некоторых причинах подобных неудач на примере деятельности нашей команды. После продолжения аналитических исследований в этом направлении мы сделали ещё одно совершенно невероятное открытие на поверхности проблемы и на фоне лозунга: «Никто не забыт!» Оказалось, что в Москве нет ни одного музея, куда можно было бы привести молодёжь, и в целях патриотического воспитания продемонстрировать, как мужественно сражались мирные советские люди, в том числе их сверстники, против оккупантов. Куда-то исчезли практически все известные нам со школы материалы о подвигах подпольщиков, юных героев, молодогвардейцев, Саши Чекалина, Лизы Чайкиной, известных юных борцов с фашизмом. Их заменили помпезными диорамами, напыщенными, мало что дающими для души и ума залами и мелкими, производящими убогое впечатление стендами.

Состояние, особенно после американских музеев, посвящённых Холокосту, было удручающим. Мы не верили своим глазам. Столько слов о Победе, гимнов о вечной памяти павшим - и такое фактически полное забвение большей части жертв Геноцида. Душа рвалась в бой с беспамятством. Мы чувствовали, что не сможем спокойно жить, пока не воздадим должные почести своим погибшим спасителям. Тем более что после получения опыта в удачных попытках создания двух памятников замечательным героям, мы чувствовали в себе силы что-то сделать в этом направлении. Чтобы окончательно отрезать пути к отступлению и заняться этим мучавшим нас вопросом всерьёз и надолго, в июне 2012 года мы учредили и зарегистрировали «Фонд содействия созданию народного «Монумента в память о геноциде советского мирного населения в годы Второй мировой войны». Сокращённо «Фонд «Монумент».

В правление и актив его вошли кроме упомянутого Ю. Вавилова и автора этой статьи, заслуженного энергетика и писателя В. Гришина, путешественник, более 20 раз побывавший в Латинской Америке и глубоко изучающий историю континента, В. Коротенко, пушкинист, имеющий несколько книг и статей на эту тему В. Лапин, один из ведущих специалистов страны по альтернативным источникам энергии Э. Перминов, бывший управляющий трестом «Мокабельсетьмонтаж» М. Филиппов, хорошо знакомый с особенностями проведения многочисленных земляных работ в столице, в том числе с точки зрения археологии, Н. Наумова, администратор одного из московских монастырей, многолетний руководитель управления по кадрам крупного предприятия Ю. Иванов, который, как говорят, «видит кадру насквозь», что очень важно для создания крупного общественного объединения, доктор архитектуры, лауреат государственных премий, заслуженный деятель искусств РФ А. Ефимов, историк и архивариус Г. Андреев. Есть в наших рядах и дизайнеры, и экономисты, и военные историки, но мы всегда рады любому специалисту, душой готовому принять участие в этом святом деле.

Большое внимание уделяет нашей деятельности известный поэт и главный редактор журнала «Наш современник» С.Ю. Куняев. А один из патриархов отечественной культуры, выдающийся писатель, литературовед и общественный деятель, Председатель Союза писателей России, заместитель главы Всемирного русского народного собора, Валерий Николаевич Ганичев не удержался, почувствовав близость наших действий своим взглядам, и, несмотря на бесконечную перегруженность, дал согласие возглавить Координационный совет Фонда. Готовы оказать нам поддержку в работе поэт и генерал В. Орлов, посол сибирских казаков в России, полковник, преподаватель ВУЗа А. Аверин, певец, народный артист РФ, солист Большого театра В. Барынин и многие другие, кому дороги имена погибших за наше счастье героев мирного сопротивления.

Для укрепления своей решимости Фонд написал «Обращение к соотечественникам по поводу организации в стране народного движения за создание памятника и музея, посвящённых 19 миллионам наших мирных соотечественников, ставших жертвами Геноцида в ВОВ». Мы приглашали в нём людей с гражданской совестью, которых большинство в нашем отечестве, включиться безвозмездно в эту сложную, но благодарную работу, для начала по сбору материалов об этом величайшем подвиге народа. Мы приглашали принять активное участие в поисках исторической истины и подтверждающих её документов и граждан других государств, прежде всего бывших республик СССР, с которыми у нас были вместе и успехи, и страдания, и которые, так же, как и мы, нуждаются в очищении своего прошлого от фальсификаций и клеветы. В практической плоскости была поставлена задача собрать, по-возможности, народные средства на эти сооружения. В случае, если не удастся широко развернуть это мероприятия, то хотя бы поставить на территории одной из церквей памятный камень, посвящённый героям. Об этом была даже достигнута договорённость со строителем одного из храмов в Москве – любезным отцом Александром.

Было решено для популяризации начинания попробовать подписать Документ у некоторых известных людей России. Сделать это было не просто. Естественно, такие личности не выставляют напоказ свои визитные карточки. И всё-таки удалось переговорить и взять подписи почти у пятидесяти таких персон.

В этот подготовительный период мы просто тонули в лучах славы и тёплых слов. Оказывается, многие наши, Богом и народом избранные за их труд и талант в верха, хорошо знают эту беду, душой с нами и готовы по возможности помочь. А имена многих из них на слуху у наших людей. Это Архимандрит Тихон (Г.А. Шевкунов) – наместник московского Сретенского монастыря, писатель, как и его коллеги: Ганичев В.Н., Казинцев А.И., Крупин В.Н., Кожемяко В.С., Куняев С.Ю., Поваляев В.Д., Распутин В.Г., Шаргунов С.А., бывшие министры СССР Губенко Н.Н., Козловский Е.А., Майорец А.И., Маргулов Г.Д., известные артисты Бурляев Н.П., Гладунко Л.М., Киндинов Е.А., Меньшова Ю.В., Михаилов А.Я., Токарев Б.В., бывший Генеральный прокурор РФ Скуратов Ю.И., дважды Герой Советского Союза лётчик – космонавт Савиных В.П., Герой Социалистического труда, полярный лётчик Гончаров И.С. и многие другие.

«Дело действительно святое»,- благословил нас замечательный поэт Андрей Дементьев. «Мальчики! Ну, сделайте хоть что-нибудь в их память! Нельзя быть такими неблагодарными!», - напутствовала любимая многими в стране актриса Татьяна Конюхова. Известнейший артист и поэт Михаил Ножкин подарил Фонду два тома своей патриотической поэзии, сопроводив их чудесным пожеланием: «Храни Вас Бог в добром здравии для добрых дел во благо нашей России!»

Жизнь казалась безоблачной и счастливой. Так бывает всегда, когда думаешь, что осталось сделать совсем немного усилий и осуществится твоя самая заветная мечта. Тем более хорошо складывались и другие сопутствующие обстоятельства. Москва решила расширяться за счёт пригорода, и можно было рассчитывать на выделение для мемориала солидной площади. Во-вторых, казалось, что президент В. Путин увлёкся историей и занялся практическим её воплощением в камне. Он стал попечителем военно – исторического общества страны. Активно участвовал в сооружении памятника Столыпину. Призвал народ подавать другие предложения по увековечению подвигов наших земляков. В-третьих, приближается празднование 70-летия Победы, и строительство подобного памятного сооружения стало бы его главным украшением. Мы подумали, что если удастся привлечь к этому мероприятию и немецкий народ, то оно могло бы сыграть заодно роль замечательного символа примирения наших стран.

На этой волне подъёма родилось письмо в адрес Владимира Владимировича Путина с рассказом о начатом в стране народным движении за сооружение монумента и музея в память о 19 миллионах мирных жертв Геноцида, и с просьбой поддержать это начинание. Подписали его В.И. Гришин, которого коллеги выбрали президентом Фонда «Монумент», и В.Н. Ганичев – руководитель Координационного совета. Ожидая ответа, мы стали более глубоко готовиться к дальнейшей работе по воплощению своей мечты. Родился план музея. Мы придумали придать ему форму Советского Союза. Один этаж предлагалось разделить на залы в соответствии с административным делением на области и республики территории страны накануне войны. И если сейчас мы не знаем даже об общих потерях в ВОВ, теперь можно будет попытаться восстановить вклад каждого региона в Победу: сколько людей встало под ружьё, сколько из них погибло, в том числе и среди мирного населения, объём выпуска вооружения, продовольствия и других важных данных. А второй этаж посвятить памяти подвигам многочисленных героев и осуждению зверств фашистских палачей.

Пока мы изучали эту, по наивному представлению наших земляков, вдоль и поперёк известную проблему, а на самом деле представляющую собой более запутанные и заросшие лабиринты, чем сегодняшний нерасчищаемый лес, мы с надеждой ожидали одобрение нашей деятельности со стороны руководства страны. Уж больно хотелось вывести из забвения такой громадный контингент патриотов Родины, закрывшей её от гибели своими телами, смертью смерть поправ. Потянулись долгие дни ожидания. Я помню, как жёстко подходили к нам в КНК СССР за нарушение, хотя бы на день, месячного законодательного срока реагирования на письма в адрес руководителей государства и даже Комитета, которые находились под нашим контролем. А здесь письмо самому и два месяца тишины. Думалось, что администрация главы страны готовит не просто ответ, а решённый вопрос на уровне, достойном памяти погибших.

Не выдержав, я позвонил в приёмную Президента и мне спокойно рассказали начало пути нашего, казавшегося священным, письма. Кто-то из чиновников решил по каким-то тем же тайным соображениям, что право погибших в ВОВ миллионов мирных советских граждан на вечную память не дотягивает до того, чтобы беспокоить главу страны, хотя в нём в качестве приложения было Обращение, подписанное очень известными людьми России, более известными, чем принимавший решение. Послание пошло в адрес Мэра Москвы, а затем прямым ходом в Департамент культуры. Подготовивший нам ответ, по голосу молодой человек, особенно не удивился, что мы его не получили, хотя на таком уровне он всегда направлялся с подтверждением получения и, к моей радости, выразил готовность переслать его мгновенно по интернету.

И вот у меня в руках письмо о судьбе погибших за наше счастье 19 миллионов человек. Подписала его первый заместитель руководителя Департамента Е.В. Проничева. Трудно представить, как можно подмахнуть такие, судьбоносные для нескольких поколений письма, даже не посмотрев экспонаты, на которые идут в нём ссылки. Кстати, буквально накануне окончания этой книги, я случайно узнал из газеты «Правда», что подобное письмо, подписанное известными деятелями нашей страны, уже направлялось в октябре 2008 года в адрес, только другого президента России, Д. Медведева, и на него до сих пор также нет ответа. Так что нам ещё повезло.

На наше предложение о создании Монумента в ответе сообщалось, что «в Москве память жертв геноцида советского мирного населения в годы Великой Отечественной войны увековечена установкой скульптурной композиции «Трагедия народов» на Поклонной горе». Мы хорошо знали это творение З. Церетели, имевшего в народе название «игуана», но никогда не догадывались об его таком высочайшем предназначении. В первое время оно красовалось на переднем плане Центрального музея, а потом было задвинуто в малопосещаемое его крыло. Уже подобное размещение символа памяти такого громадного количества погибших вызывает, в лучшем случае, недоумение, а в принципе, понимание о крайнем к ним неуважении. Да и в его названии и идеи нет ничего, что говорило бы о том, что оно символизирует смертельную схватку нашего народа с коричневой чумой. Это– полный продукт фантазии автора ответа. Судите сами. Скульптура, представляющая из себя очередь из нескольких, стоящих впереди более менее реальных фигур, раздетых, аккуратно положивших свои вещи, обувь, очки, и покорно ожидающих казни в крематории, и заканчивающаяся символами людей в виде падающих каменных глыб, никак не символизирует сопротивление готового на смерть ради спасения Родины могучего непокорного русского народа (Фото 4). Посвящённый его подвигу монумент должен и называться не «трагедией», а его «победой», и всеми деталями демонстрировать это торжество народа – победителя. Даже такая «комфортная» смерть была предназначена не ему. Мало кто из простых русских людей попадал в лагеря. Их сжигали в собственных домах, церквях, клубах, убивали на родной земле, которую, закрыв своими телами, умирая, они так и не отдали ворогам.

Не надо быть большим знатоком истории ВОВ, чтобы понять, что это произведение искусства, и даже его название, посвящены Холокосту. Повинуясь команде Гитлера, многие страны Европы, которые теперь пытаются судить нашу Родину непонятно за какие-то прегрешения в войне, сдавали без сопротивления живших у них евреев и вывозили в концентрационные лагеря Германии. Всего за 42 дня в 1944 году в Венгрии собрали и послали в Освенцим около полумиллиона евреев. Таким же способом были отправлены на смерть сто пятьдесят тысяч евреев из Румынии, восемь – из Италии, семь тысяч – из Хорватии и т.д. Вот эта вынужденная страшная покорность перед палачами и изображена скульптором. Уже то, что она не отвечает поднятой нами теме, можно понять из того, что из неё никак нельзя определить ту самую зловещую цифру – 19 миллионов погибших советских мирных людей, которую почему-то власти скрывают от своего народа.

Ещё более возмутительным обманом в письме Е. Проничевой является её заявление о том, что в Центральном музее Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг. «широко представлены документальные материалы и архивные свидетельства о величайшей трагедии Геноцида советского народа в годы войны». Мы прекрасно знаем все скудные экспонаты по этой теме, выставленные в московских музеях, и связанные с военными годами. Это – наша боль. И всё-таки после получения ответа подумалось: а вдруг что-нибудь просмотрели. Мы бросились по указанному адресу и не только внимательно под микроскопом вновь просмотрели весь крошечный материал, открытый для всеобщего обозрения, но и сфотографировали его. Враньё высочайшей московской начальницы повергло нас в шок. Мы не сумели найти практически ничего по интересующему нас вопросу. Но я бы тоже был обличён во лжи, если бы не рассказал о трёх стендах, расположенных на той же галерее, которые вроде бы были посвящены как раз гибели мирного населения в годы войны. Но почему-то слово «Геноцид» там нигде не звучит траурным маршем, и нет страшных картин воплощения его в действие, и общая святая цифра погибших – 19 миллионов не врывается вам в душу. Дело в том, что из миллионов жертв фашизма были кем-то выбраны фотографии, вероятно, погибших людей, но совершенно странным образом по национальному признаку. На местах в натуре нет никаких надписей, хотя их легко установить из попадающихся там шестиконечных звёзд. Не известно, из каких мест и нашей ли страны собраны вместе эти несчастные жертвы. Но, в Путеводителе по Центральному музею Великой Отечественной войны стенды №№24, 30 и 32 прямо названы «Холокост». Других материалов, рассказывающих о Геноциде советских мирных людей, о которых написала в ответе Е. Проничева, ни в Путеводителе, ни в самом музее нам найти не удалось.

Такое выборочное отношение мы считаем кощунством по отношению к мёртвым героям. Во-первых, в нашей стране имел место ужасный Геноцид советского народа, в ходе которого погибло больше всего украинцев, белорусов, русских людей, в том числе и евреев, составивших 7 процентов от общих потерь. Но все они пали под общим названием «советский народ» в борьбе против страшного врага. Во-вторых, трудно понять, почему только эти люди были признаны, вероятно, чиновником из Московской мэрии достойными занять место под сводами главного музея памяти о жертвах войны. Это действительно страшно: даже после смерти борцы признаны неравными. А начнёшь спорить, сразу возникают претензии: зачем разжигаете национализм, ксенофобию. Поэтому мы предлагаем спокойно разобраться в этих действиях тех, кто и на стендах, и в скульптуре, и в композиции выставки создал подобную демонстрацию превосходства одной нации, в том числе и госпожи Е. Проничевой, которая несёт ответственность за устроенные под её контролем подобные надругательства над павшими людьми, да ещё пытается ввести общественность в заблуждение, чем как раз способствует созданию конфликта. Ну, и, в-третьих. Где же указанное в ответе на письмо президенту увековечение 19 миллионов жертв Геноцида среди советских мирных граждан. Ведь подобный обман наводит недобрую тень на имя самого президента, и должен быть осуждён. Мы думаем, что наша прогрессивная общественность не оставит этот факт без внимания.

Кстати, позже в указанной Энциклопедии Холокоста нам удалось найти объяснение такой дискриминации. В ноябре 2003 года президент России В. Путин обещал на встрече с премьер – министром Израиля А. Шароном открыть в Музее ВОВ на Поклонной Горе в Москве экспозицию по «Холокосту», что и было выполнено в 2008 году. Но для чего в письме от имени президента надо было выдавать её за музейные экспонаты в память о наших общих великих жертвах в годы войны, о которых практически забыли – даже трудно предположить.

Нам говорили сотрудники музея: «Смотрите зал скорби». Но там опять женщина плачет над поверженным бойцом. А на самом деле бойцы, допустившие гибель в три раза большего количества женщин и детей, чем их самих, позволившие ворогу угнать в плен 5 миллионов русских красавиц, сами должны стоять на коленях перед павшими в борьбе мирными людьми. В зале хранится большое количество томов Книг Памяти по областям. Но они изолированы от посетителей и не несут никакой информации даже для своих регионов. Если бы на постаментах, на которых они расположены, были хотя бы даны цифры, рассказывающие о том, сколько жертв положила каждая область на алтарь свободы, сколько женщин и детей, сколько из них сгорело в подожжённых церквях, хатах, домах культуры, сколько им удалось убить фашистов, да ещё продемонстрированные фотографиями – память бы была гораздо ярче и существеннее, чем стоящие там стеклянные столбы. А перед залом должна быть страшная траурная надпись, говорящая хотя бы об общем количестве погибших борцов за нашу свободу, кого мы пусть таким способом могли бы вспоминать. А пока всё сделано помпезно и бестолково с точки зрения воспитания патриотических чувств у народа.

Члены Фонда «Монумент», подавленные первым поражением в битве за поиски справедливости, были полны решимости выдать по заслугам обманщикам и фальсификаторам истории, за то, что они лишили миллионов героев их священных прав на память потомков. Мы, как чувствовали, что даже в этом святом деле возможны искажения истории в оценке действий её павших персонажей, и записали себе в Устав возможность вести работу за восстановление правды в подобных случаях, и уже собирались искать её в суде, но неожиданно наше внимание переключили на другую возможность получить средства на ведение работы, ставшей осью нашей жизни. Странным образом, но мы совершенно случайно узнали о возможности поучаствовать в конкурсе НКО на получение грантов президента. Почему этот важнейший инструмент воздействия на развитие гражданского общества не имеет широкой рекламы для общественности – очередная загадка для нас. Но мы с головой ушли на несколько месяцев в подготовку сложнейшей заявки на конкурс. Таким организациям, вроде нашей, ведомым только громадным желанием помочь стране в выходе из позорного положения забытья к павшим героям, но не имеющим денег на содержание даже бухгалтера, не легко составить сложные сметы предстоящих затрат на поиски в соответствии с требованиями конкурсных документов.

В конце концов, удалось совместными усилиями преодолеть и эту полосу препятствий. Особенно масштабную работу пришлось вести в архивах, из которых был выявлен 21 регион, где могли бы быть наиболее интересные результаты поисков героев мирного сопротивления. Совместно с группой опытных кинооператоров, высказавших своё желание снять хороший телевизионный фильм по результатам изысканий, были разработаны его сценарий и смета. Предусматривалось также выпустить книгу по найденным материалам. Но через два месяца ожидания вновь удар обухом по голове: нас не оказалось среди победителей конкурса, в том числе и 29 поисковых НКО, которым выделили 36 миллионов рублей на проведение работ. По количеству они составили всего 10 процентов от всех претендентов, выигравших гранты, хотя поисковые работы были объявлены приоритетными. Но самое удивительное, что все они имели целью в той или иной степени заниматься важной работой - искать погибших на поле боя. А наш Фонд, единственный, нацеленный на поиск миллионов жертв войны среди мирного населения, оказался за бортом конкурса и, естественно, не сможет осуществить запланированные поездки по оккупированным в ВОВ территориям для сбора оставшихся следов борьбы героев народного сопротивления и увековечения их подвигов.

И опять эта таинственная неизвестность: почему? Не хочет страна знать всех своих погибших героев? Не нужны поисковые работы среди боёв на линии народного фронта? В это трудно поверить. Может быть, неправильно составлены сметы или что – то ещё? Но совершенно непонятно, почему все наши попытки узнать причину неудачи и хотя бы исправиться перед конкурсом следующего года, натыкались на равнодушную стену молчания. Нам кажется, что так не имеют право вести себя чиновники, распределяющие деньги от имени президента. Они должны быть заинтересованы в развитии инициативы и активности гражданского общества, давать этой деятельности желаемые направления, уводить от ненужной и обидной траты усилий, подсказывать, как правильно выбрать направление работ, составить сметы. Самое главное – открыто сообщать о рассмотрении представленной работы: её плюсах и минусах. Нам говорили: ищите коррупционеров среди членов комиссии, по-другому у нас ничего не делается. Об этом даже думать не хотелось. Ведь это средства президента, направленные на святые дела, а не какая-нибудь частная лавочка. Однако теперь, после знакомства с процессом конкурса и его результатами, закрадывается червь сомнения в душу.

Судите сами. Среди работ, получивших гранты, есть совсем малопонятные темы. Может быть, сложно определить их цели по названию. Но, например, «Фонду развития Института Евразийских Исследований» выделено 3,3 млн. рублей на проведение международного форума по теме: «Роль народов Кавказа в освобождении Ленинграда от вражеской блокады». Нам как раз хватило бы этих средств и на поездки для поисковых работ, и на съёмку первого телевизионного фильма о мирных жертвах Геноцида. Или другая работа. Предусмотрено выделить 3 миллиона рублей на создание в городах ЦФО сети правовой и психологической помощи мигрантам, то есть иностранцам. Победителем оказалась почему-то НКО содействия социально – экономическому развитию народов Кавказа, хотя представители этих народов реже всего встречаются среди малообеспеченных приезжих.

Мы считаем, что в конце финансового года должен появляться развёрнутый отчёт общероссийских Фондов, распределяющих гранты президента, о проделанной работе на выделенные средства на основании отчётов победителей. Он должен тщательно проверяться Минфином РФ с участием представителей организаций, не получивших финансирования. Мы будем на основании этих знакомств с фактической их деятельностью сами понимать лучше свои задачи и, в силу заинтересованности, не позволим совершать всякие приписки. По многим работам должны выпускаться рефераты с рассказом об их полезности, как примеры для подражания и планирования, чтобы не проводить бросовые параллельные исследования, а также для ведения патриотической деятельности. Пока нам в таких просьбах ознакомиться с результатами за прошлый год было отказано. Вместо этого выпускается красочный и, вероятно, дорогой журнал «Благотворительность», несущий очень мало полезной информации.

Таким образом, государство и в лице «Национального благотворительного фонда» указало нам на дверь в порыве приоткрыть правду на судьбу главного победителя во Второй мировой войне – народа. Но мы, вместе с поддерживающими нас единомышленниками, не собирались сдаваться, думая, что это ещё не оценка страны, в то же время, не понимая такого отношения к проблеме даже этих, вероятно, недостаточно глубоко разбирающихся в истории людей. Но для раскрутки такого масштабного движения необходим был начальный капитал, и оставалось одно: протянуть ладонь с просьбой к олигархам. Среди наших горячих сторонников была легендарная женщина – заслуженный мастер спорта Е. Донская. Пройдя всю Великую Отечественную войну и закончив её в звании майора медицинской службы с многочисленными наградами, Елена Александровна обратила свой талант на борьбу за честь страны в стрелковом спорте, и была трижды чемпионом мира и семикратным чемпионом Европы, не говоря уже о восьмикратной победе в чемпионате СССР.

Это я узнал из многочисленных статей об этой необыкновенной женщине, которая не любит много о себе говорить. Но зато она очень тепло отзывалась о Президенте Стрелкового союза России Владимире Сергеевиче Лисине, как о замечательном патриоте нашей Родины, организующим воспитание её защитников. Зная его заслуги, как мецената в области истории, мы обратились вместе с Е. Донской и В. Ганичевым к нему с просьбой оказать Фонду благотворительную помощь, особенно необходимую ему в период становления. Прошло три месяца, но в ответ на наше письмо - тишина.

И всё-таки мы думаем, что не всё потеряно. И олигархи бывают разными. Но, по-существу, истинная надежда осталась лишь на самый бедный и нуждающийся класс – простой русский народ. Который в основном и погиб в костре Геноцида, защищая сверхбогатых деятелей капиталистического мира и их безграничные сокровища от гибели. А помянуть их по-русски и поставить памятный знак придётся опять таким же, как они, пролетарию, освобождённому каким-то непонятным образом от бремени богатств, созданных его трудом. К этому мы и призываем великих тружеников России, Белоруссии и Украины: «Не дадим нашим славным победителям кануть в вечности в забытьи! Создадим на наши пожертвования монумент в их честь, достойный их мужества и подвигов!»

Мы считаем, что подобный мемориал необходим не только для увековечения наших великих предков. Их пример, это ужасное количество жертв, должно стать, в первую очередь, зловещим предупреждением для живущего человечества об опасности, которую несут для него сегодняшние войны, то есть ещё раз защитить его от трагедии. Во-вторых, он должен стать детонатором для выхода наших людей из спячки, чтобы начать возрождение своей великой Родины! Над ней нависли свинцовые тучи надвигающейся беды. Всё более реальной становится угроза полной утраты её былого могущества и окончательного распада на мелкие, зависимые от внешних сил территории. И тени наших великих предков должны незримо стать в один с нами ряд, чтобы вместе защитить её от ужасного разрушительного смерча.

Всего за двадцать лет великая держава, занимавшая ведущие места по всем научным, хозяйственным, культурным и, особенно, социальным направлениям деятельности, очутилась на задворках только лишь начинающих развиваться государств, и продолжает сдавать свои позиции. Страна, давшая миру величайших учёных, обеспечивших прогресс всего человечества: М.В. Ломоносова, Д.И. Менделеева, Э.К. Циолковского, А.И. Попова, И.В. Курчатова, С.П. Королёва, мудрейших философов и писателей А.С. Пушкина, Л.Н. Толстого, Ф.М. Достоевского, В.И. Ленина, М.А. Шолохова, рассматривается теперь на уровне сырьевого придатка, живущего на разваливающихся основных фондах, созданных до 90-х годов прошлого столетия, и постоянно находящегося в ожидании очередных техногенных катастроф.

Более четверти века наш народ водят по дорогам с разными обнадёживающими названиями: перестройка, реформирование, реструктуризация, приватизация, национальные проекты, модернизация, инновация. Однако ничего от этих манипуляций с вывесками не меняется. Народное хозяйство с каждым годом теряет свои высоты, промышленность и сельское хозяйство по объёму продукции и по большинству экономических показателей скатились на отметки середины прошлого века, социальное положение людей ухудшается, русский народ перманентно вымирает.

Самое главное, что не определены истинные причины угасания нации. В Третьей холодной мировой войне против нашей богатой и процветающей Родины обрушился почти весь мир и громадная армия внутренних предателей. Русские люди не устояли и потерпели сокрушительное поражение. Потеряны значительные территории с проживающим на них населением. Разорваны важные экономические связи. Однако все объекты хозяйствования, культуры и быта остались целы. А наш народ только в прошлом веке неоднократно стремительно восстанавливал страну и после более тяжёлых разрушений. Почему же на этот раз не работают заложенные в нём от Бога способности возрождаться из пепла?

Два последних десятилетия убедительно доказали, что основой фундамента души русского человека являются не достаток и богатство, а духовность. Но её основные составляющие: свою историю, свою идентификацию - великороссы растеряли в коварной и непонятной для них войне из-за угла. И оказалось, что наш простой, но с тонко настроенной духовностью народ, может преодолеть непомерные материальные трудности, перенести любые унижения и испытания, но утрачивает терпение и мощь, когда его лишают отеческих корней, взрастившей его почвы - сложного, но великого прошлого. Это – главная причина его сегодняшнего разъединения, потери веры в собственные силы. Она усложняется ещё и тем, что наши люди, измученные и вконец запутанные бесконечными обманами и фальсификациями, исходящими от деятелей, копающихся грязными руками в его истории, перестал кому либо доверять, устал от попыток обрести свою истинную биографию.

Произошло такое явление не случайно и не только стараниями многих завистников и врагов, а также недалёких учёных и политиков. Есть целые отечественные объединения, которые, непонятно почему, ставят своей единственной целью - выявлять преступления собственного народа, его правителей, даже не пытаясь правдиво показать все сложные перипетии исторического процесса. В результате их «исследований», например, наши отцы и деды, жившие в прошлом веке, рассматриваются в мире в лучшем случае, как узники тюрьмы, попавшие туда не совсем законно, а в худшем – как тюремные надзиратели, или и вовсе палачи. По итогам подобных «научных» заключений Европарламент уже несколько раз ставил вопрос о необходимости суда над нашими ближайшими предками, приравнивая их к гитлеровским выродкам.

А ведь именно эти три предшествующих нам поколения страны, как никто и никогда в мире, приняли на себя смертельные удары невиданных доселе по размаху и разрушительной силе ничем не спровоцированных ими нескольких ужасных напастей. После Первой мировой и Гражданской войн, а также совершенно необоснованного агрессивного вторжения государств Антанты, они сумели всего за десять лет не только восстановить полностью разрушенное народное хозяйство, но и пройти путь его развития, равный 35 летнему сроку роста экономики США. Благодаря такому невиданному доселе героическому штурму промышленных и сельскохозяйственных высот, им удалось выстоять и во время следующего, самого изуверского нашествия варваров - Второй мировой войны, против многих стран и капиталов, сплотившихся вокруг фашистов, и закрыть своими телами гибель всего мира от коричневой чумы.

И вот теперь этих падших героев собираются судить, может быть, даже те судьи, чьи предки способствовали Гитлеру в развязывании самой кровопролитной войны. Мир ещё не знал такого кощунства. В земле большинства европейских стран покоятся миллионы советских солдат, мальчишек и девчонок, отдавших свои прекрасные молодые жизни за свободу и существование далёких и незнакомых им людей. Именно они спасли нашу цивилизацию от варварского разрушения, а славян, евреев, цыган и ряд других народов, от полного уничтожения.

Чтобы возродить непобедимое единство великороссов, способное затем уверенно повести вперёд к новым победам нашу любимую страну, необходимо каждому из нас, имеющему честный ум и чистые руки, направляемые сердцем патриота, вновь вернуться к важнейшим историческим документам и восстановить истинную правду о нашем прошлом, не раскрашивая её розовым цветом, но и не щадя, не замазывая тёмные пятна. Как писал великий гражданин России А.С. Пушкин: «Клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить Отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой Бог её дал».

В первую очередь необходимо воздать должное героям войны и мирных подвигов прошлого века, на чьи плечи легли его непомерные нагрузки, и кто незаслуженно забыт или сознательно предан забвению, и воздвигнуть в их честь достойные их подвигам мемориалы. Особенно важно очистить от грязи и наговоров и восстановить в правах на честное имя тех, кто уже не может постоять сам за себя.

Уничтожение мирного населения во все века считалось по всем канонам ведения войн тягостным преступлением. Некоторые наши историки, типа Марка Солонина, тщательно изучают подобные деяния, совершённые нашими бойцами в конце войны на территории Германии. И это тоже надо делать, чтобы покаяться за отечественные грехи, хотя они, конечно, несоизмеримы с тем, что вытворяли фашистские выродки в нашей стране. Есть у наших солдат и некоторые оправдывающие обстоятельства: эти преступления совершались после того, когда почти у каждого из советских воинов уже было известие о гибели от рук фашистов их детей, невест, матерей, дедов, отцов.

У нас погибло в десять раз больше мирных соотечественников, чем у немцев. Недавно, например, в результате подвижнической деятельности отряда поисковиков под руководством поэта и публициста В. Фомичёва, стала известна горькая правда об ужасах, устроенных ими на смоленской земле. Было сожжено дотла более 5 тысяч сёл и деревень, около 300 из них вместе с мирными гражданами. Загублено 546 тысяч женщин, стариков и детей, каждый третий житель области. Но, как ясно из вышесказанного, пока никто из властей даже и не собирается расследовать масштабы злодеяний, руками солдат каких стран они совершались, в каких городах были особенно массовые зверства, чтобы поставить там памятники невинным жертвам политических разборок.

Так как подобного процесса не происходит, мы призываем сограждан самим поднять занавес над этим страшным преступлением всех времён и народов, для чего начать поиск в архивах, сбор личных документов, которые, может быть, ещё не утеряны окончательно, устных рассказов свидетелей. Было бы замечательно, если бы к нам присоединились следопыты Украины и Белоруссии, чьи народы пострадали в годы войны не в меньшей степени.

Одновременно мы организовали на базе нашего Фонда сбор народных средств на сооружение монумента 19 миллионам наших мирных земляков, перегородивших своими телами путь фашистов к мировому господству. Пусть он станет и зловещим напоминанием людям земли о том, что они позволили совершить ужасные преступлениях вандалам, развязавшим самые страшные и кровавые войны в двадцатом столетии, и призывом быть бдительными! Фонд предлагает провести конкурс на лучший проект монумента и музея и заложить первые камни в фундаменты к 70-летию Победы, а торжественно открыть их к 80-летию начала войны.

А в заключение рвутся на волю стихи, может быть, и не совершенные, но написанные душой!

Вас даже представить себе невозможно:

Почти девятнадцатьмильённая рать!

Всё дети, да бабы! Ну как было можно

Позволить надежду свою убивать!

Лежите Вы тихо, снежком припорошены,

А мы в оправдание: их жребий таков:

Спасли наши жизни, а сами заброшены.

В забвение зарыли своих земляков.

Нет! Мы не такие Иваны безродные!

Открыв Вас, не будем безвольно реветь!

Найдём в себе силы с размахом народные

И Вам не дадим второй раз умереть!

Души убитых, сожжённых, повешенных,

Вы с Родиной кровью невинной повязаны.

Мирные жертвы фашистов и бешеных,

Сердца наши вечно Вас помнить обязаны.

Нас воскресить мы, простите, не сможем

Но в благодарности сбросим, что есть

И, навалившись все вместе, поможем

Создать Монумент и музей в Вашу честь!

Мы в большом долгу перед людьми, отдавшими жизнь за нашу свободу, и должны отплатить им сполна заботой об обеспечении их вечной памяти! Мы обязаны поклясться им, что будем использовать все имеющиеся пока ещё возможности для возрождения созидательной духовности и мощи русского народа, для процветания нашей великой Родины, за что они и сгорели на жертвенном костре Геноцида!

Вперёд в прошлое!

 

Наши цели:

Фонд «Монумент» ставит перед собой задачу создать мемориал и музей «В память о геноциде советского мирного населения в годы Второй мировой войны, жертвами которого стали 19 миллионов человек».

Рассылки фонда